Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

1950-е

Архив Веры Чаплиной

Этот ЖЖ посвящен судьбе и творчеству автора книг «Кинули», «Мои воспитанники», «Питомцы зоопарка», «Случайные встречи»...
Здесь выкладываются материалы из личного архива писательницы – дневники, фотографии, кинокадры, диафильмы, документы, переписка, обложки и страницы старых книг.
Журнал ведут: Марина, внучка Веры Васильевны, и Максим Тавьев, автор книги «Вера Чаплина и ее четвероногие друзья».


О Вере Чаплиной

Вера Чаплина с львенком Кинули. Май 1935. Фото М.Маркова-Гринберга

Вера Чаплина с львенком Кинули. Май 1935
РГАЛИ фонд № 3460


Среди множества книг, написанных для детей, рассказы о животных занимают особое место, а порой и выходят за рамки детской литературы – потому, что даже самые простые истории о жизни животных могут одинаково сильно увлечь и ребенка и взрослого читателя. Впрочем, столь захватывающих произведений о «братьях наших меньших» создано не так уж и много. Писателей-анималистов (также как и анималистов-художников) мало вообще. Ведь помимо любви к четвероногим и литературных способностей авторам требуется не просто умение наблюдать, но основательное знание животных, их повадок и особенностей. А это – специфическое и очень конкретное знание, и приобретается оно, прежде всего, в постоянном личном общении со зверями.

Такое редкое сочетание литературного дара с уникальным собственным опытом изучения животных и профессиональной работой с ними было у Веры Васильевны Чаплиной, замечательной писательницы и человека непростой судьбы. Collapse )
1950-е

Пасхальное тесто

Когда в Гражданскую войну Вера Чаплина девочкой попала в детский дом, первым делом с нее сняли золотой крест – «на хлеб». Годы спустя она вспоминала, что жили детдомовцы впроголодь, не было обуви, даже зимой выбегала босиком кормить скот: «Быстро-быстро надергаешь сена для скотины, дашь им, и обратно… уже ног не чувствуешь».



«…война, голод, раздетые, без обуви шлепали по снегу, а корка хлеба – счастье. Жуешь ее до боли в челюсти, а проглотить боишься, так хоть вкус хлеба во рту…»

А вот воспитатели устроились неплохо, и Чаплина, всегда старавшаяся во всем найти хоть крупицу хорошего, ни одного взрослого из детдома не помянула добрым словом.
Дети были очень разные, большинство – озлобленные, жестокие, практически малолетние преступники. И Вера, как заклинание, всегда говорила себе: «Я никогда не буду такой!»

Но был в той детдомовской жизни один случай, о котором она вспоминать любила.
На Пасху воспитатели собрались делать куличи – для себя, конечно. Вечером замесили в большом баке тесто с яйцами, маслом, изюмом и оставили подходить в сильно натопленной кухне. Окно кухни выходило во двор очень высоко, в нем была приоткрыта узкая форточка.
Естественно, что около этого окна вечно крутились голодные детдомовцы. Но в этот раз умопомрачительный запах сдобного теста перенести не было никакой возможности, и кража стала неотвратимой. Collapse )
1930-е

Незаменимые есть!

Когда мы по разным поводам вспоминаем какое-то издательство, редакцию детского радиовещания, телевидение, творческое объединение писателей, детскую библиотеку – мы не можем их разделить с именами людей, которые прошли с Верой Чаплиной долгий путь. Это были «её люди». Не просто профессионалы, а внимательные, вдумчивые, и обязательно увлеченные своим делом. Нам тоже повезло, и рядом с нами есть такие замечательные люди.
К дню рождения Веры Чаплиной пришло еще одно поздравление: https://www.facebook.com/detskoechtenie/posts/1734230823462072.
Для нас московская «Гайдаровка» всегда связана с Юлией Питецкой, человеком который свои таланты, энергию и знания щедро вкладывает в любимое дело.

Юлия Питецкая.jpg

29 лет в Центральной московской детской библиотеке им. А.П.Гайдара

Вера Васильевна всегда говорила: – Незаменимые есть! Она имела ввиду людей, которые создают особую творческую атмосферу в любом деле.
1930-е

И чувств изнеженных отрада…

Вера Чаплина никогда не пользовалась помадой, тушью и прочей декоративной косметикой – и не только потому, что это мешало постоянной работе с животными, или из-за суровых обстоятельств ее молодости. Не пользовалась косметикой и вообще мало заботилась о своей внешности ее мать, так что в этом проявлялся семейный женский стиль, который буквально в двух словах обрисовала близкая подруга Чаплиной. Дело было сразу после войны, и когда они встретились, Вера Чаплина поразилась, как та прекрасно выглядит в это трудное время. На что подруга ответила:
– Когда тебе удается достать маленький кусочек сливочного масла, ты что с ним делаешь? Отдаешь детям?..
– Конечно!
– А я мажу им лицо. Всё очень просто.

Единственным исключением были для Чаплиной хорошие, как она говорила «крепкие» духи, которыми она пользовалась достаточно редко – о чем свидетельствует этот далеко не пустой флакон «Красной Москвы»:



Удивительно, что эти духи до сих пор не изменили свой аромат, а на дне флакона сохранилась дата их изготовления...Collapse )
1930-е

Наши друзья. Рисунки Веры Амелунг



С подписью автора: «Дорогая моя доченька Людочка, это тебе на память от мамы.
17/IV–47 г. В. Чаплина» Collapse )
1930-е

Из того, что не вошло в книгу о Вере Чаплиной… (1)

В первом общении с редактором (о ком и о чем рукопись, на каком материале написана) в ответ услышал то ли полувопрос, то ли полуутверждение, в котором чувствовалось вежливое снижение интереса: – Это что-то из семейной хроники?..
Ровно тот же вопрос задавал себе и я, берясь за написание книги.

Материалы семейной хроники в архиве представлены полнее всего, в них чаще встречаются те живые детали, которые способны не только прояснить детали тех или иных событий, но и дают ощутить реальный образ и способ жизни человека.
Но такие материалы в книге нужно было органично совместить, а в целом ряде глав подчинить рассказу об основных событиях зоопарковской и писательской биографии Веры Чаплиной.
И хотя семейной теме в итоге было уделено около трети содержания рукописи, увы, слишком от многого здесь пришлось отказаться.

Этот пост посвящается иллюстрациям к ненаписанной главе о дочери Веры Васильевны – Людочке Михайловой




Британской музы небылицы (в переводах С.Я.Маршака) тревожат сон отроковицы…
Одна из ее любимейших книг.

А ведь от дочери Веры Чаплиной скорее было бы ожидать увлечения не поэзией, а питомцами зоопарка, где прошло всё ее детство. Collapse )
1940-е. С Людой

Самая хорошая



песня из кинофильма « Ты не один» (1963)
слова Г.Регистана, музыка А.Зацепина

17 марта 1964 г.
Из письма подруги Веры Чаплиной по кружку юных биологов зоопарка Александры Левашовой-Осиевой:
«Милая Верочка!
Наконец-то я собралась тебе написать. Вспоминала тебя каждый день, но все некогда было сесть за письмо.
Из Москвы я уехала в воскресенье 8 марта и в этот день утром (еще в Москве) вспомнила тебя и твою дочку.
Утром 8 марта в передаче «С добрым утром» пели песню, которую посвятили твоей дочери, но тогда не назвали автора, а вот вчера вечером я была у себя в клубе на концерте Владимира Трошина (он приезжал к нам с московской конц. бригадой) и он пел опять эту песню объяснив сначала, что она написана для нового кинофильма, который еще снимается, он назвал автора и если я не ошибаюсь, то это Легистан. Напиши так ли это. Мне очень нравятся слова этой песни, в них очень глубокий смысл и большое неподдельное чувство и мелодия хороша, в пении слова звучат еще красивее и задушевнее. Я очень прошу тебя, когда будешь писать, перепиши мне слова и напиши, действительно ли автор Легистан или я напутала, т.к. Трошин сначала назвал композитора и автора, а потом запел, а я так взволновалась услышав знакомые слова, что забыла название кинофильма и автора…
Как дела у Людочки? Закончила ли она свои семейные хлопоты? Желаю ей от души нового, хорошего, крепкого счастья… Судя по словам песни, этот поэт любит ее хорошей, чистой любовью и дай бог им взаимного счастья…»



Людмила Михайлова и Гарольд Регистан…
…и автограф стихотворения «Самая хорошая», с посвящением автора: Collapse )
1930-е

О допустимых границах ретуширования

Многие из показанных в этом журнале фотографий изначально были малопригодны для экспонирования, и нам пришлось их «реставрировать» с помощью известной в народе системы «фотошоп».
Эта практика неизбежна, но требует осторожности – малейший пережим в ретуши сразу бросается в глаза.

Сегодня мы покажем несколько примеров такой работы в двух стадиях – до и после.
Начнем с крошечной дореволюционной фотографии (всего 33х58 мм), но со столь высоким качеством печати, что оно позволило при сканировании увеличить снимок до огромного размера (здесь размещена лишь копия, сжатая в 4 раза).
До:



На снимке в то время еще никому не известный… Collapse )
1930-е

Рисунки Лидии Владимировны Чаплиной

В комментариях к одному из предыдущих постов были отмечены рисунки Веры Чаплиной.
У нее были явные способности к рисованию, и в конце 1930-х ей даже предлагали подучиться, чтобы самой иллюстрировать свои рассказы, но это требовало так много времени (которого уже не было), что она не стала и пытаться.
А вот мать Веры, Лидия Владимировна, кроме того, что была профессиональной пианисткой, мастерски и с чувством юмора делала наброски в письмах, альбомах, на клочках бумаги – на всем, что попадало под руку:



«Редик помогает писать тебе письмо»
Из письма Верочке в роддом. Июнь 1929 г.
Collapse )
1930-е

От реализма – к условности

В комментариях к посту о зарубежных иллюстрациях рассказов Веры Чаплиной (http://kid-book-museum.livejournal.com/550998.html#comments) зашел разговор о чрезмерной условности большинства из них. И о преимуществе более реалистических и в чем-то даже «натуралистических» рисунков Георгия Никольского, настоящего «профи» анималистического жанра, чья свободная и в чем-то не менее условная манера была основана на блестящем знании натуры и мастерском владении средствами ее передачи.
Но вот что интересно: эта точка зрения убедительна в отношении именно зоопарковских рассказов Чаплиной, в центре каждого из которых – портрет – фигура, характер и поведение редкого, необычного животного в пространстве искусственной для него среды. Здесь анималистическое мастерство иллюстратора несет очень большую содержательную нагрузку.
А в дачных рассказах Чаплиной обыкновенные животные и птицы встречаются людям в обычном загородном пейзаже, и в центре повествования оказывается сам факт их случайной встречи – немного странной и почти всегда забавной. Нужен ли иллюстрациям таких историй анималистический реализм?
На этот вопрос попробуем ответить после просмотра рисунков немецкого издания рассказов Веры Чаплиной из цикла «Случайные встречи»

К рассказу «Лесная кормушка»:



«…Не думайте, что Слава был хороший лыжник, совсем нет! Он ходил так медленно, что все ребята дразнили его «тихоходом». Но Слава не обижался. Не для того, чтобы стать лыжником-чемпионом, отправлялся он в лес.
Он шёл тихо, не торопясь, ко всему приглядывался, прислушивался...» Collapse )