Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

1950-е

Архив Веры Чаплиной

Этот ЖЖ посвящен судьбе и творчеству автора книг «Кинули», «Мои воспитанники», «Питомцы зоопарка», «Случайные встречи»...
Здесь выкладываются материалы из личного архива писательницы – дневники, фотографии, кинокадры, диафильмы, документы, переписка, обложки и страницы старых книг.
Журнал ведут: Марина, внучка Веры Васильевны, и Максим Тавьев, автор книги «Вера Чаплина и ее четвероногие друзья».


О Вере Чаплиной

Вера Чаплина с львенком Кинули. Май 1935. Фото М.Маркова-Гринберга

Вера Чаплина с львенком Кинули. Май 1935
РГАЛИ фонд № 3460


Среди множества книг, написанных для детей, рассказы о животных занимают особое место, а порой и выходят за рамки детской литературы – потому, что даже самые простые истории о жизни животных могут одинаково сильно увлечь и ребенка и взрослого читателя. Впрочем, столь захватывающих произведений о «братьях наших меньших» создано не так уж и много. Писателей-анималистов (также как и анималистов-художников) мало вообще. Ведь помимо любви к четвероногим и литературных способностей авторам требуется не просто умение наблюдать, но основательное знание животных, их повадок и особенностей. А это – специфическое и очень конкретное знание, и приобретается оно, прежде всего, в постоянном личном общении со зверями.

Такое редкое сочетание литературного дара с уникальным собственным опытом изучения животных и профессиональной работой с ними было у Веры Васильевны Чаплиной, замечательной писательницы и человека непростой судьбы. Collapse )
1930-е

От «А» до «Я» – четвероногие друзья Веры Чаплиной

Выпуск 5:
...Вайгач – Веселый...

47. Вайгач, помесь волка с собакой.
Из коллекции Московского зоопарка 1930-х; привезен не позднее весны 1932 г. с острова Вайгач как редко встречающийся красный волк. «…Волк был очень крупный, широколобый, с пушистой, красноватого оттенка шерстью. Спокойно и уверенно обошел он клетку и так же спокойно улегся на самой ее середине.
– Так это же не волк! – первым выразил сомнение служитель.
– Да, – разглядывая его, подтвердил заведующий научной частью, глаза и поведение у него совсем не волчьи. Очевидно, это помесь с одичавшей собакой, а охотники приняли его из-за красноватого оттенка шерсти за красного волка…» (из рассказа В.Чаплиной «Вайгач», 1955).

В январе 1931 года из-за тяжелой болезни сына Вера Чаплина ушла из зоопарка. Возвращение произошло через полтора года, и ее отношения с новыми воспитанниками завязываются в августе 1932 года. Но уже 18 октября Чаплина, работая экскурсоводом, пишет о них в дневнике, как о старых друзьях: «…Зашла к гиенам. «Тюльки» [Тюлька и Ревекка] лезли, ласкались, жаль, что нельзя вывести. Была на вет. пункте. Зашла тихо-тихо, а то услышит и будет выть «Вайгач». Каскыры [волки Каскыр и Каскырка] увидели и заметались, прося ласок, надо погладить, услышав шум заскулил «Джекки». А Серый с Манькой и Панькой [другие волки] – запрыгали у окна, хотела подойти, но нельзя – Вайгач. Услышит, будет выть и проситься гулять…»
Его имя встретилось в газетной заметке начала 1937 года, но никаких подробностей о жизни Вайгача там не сообщалось. Вероятно, она не отличалась разнообразием.



(«Вечерняя Москва», 2 марта 1937 г.)

Но, вдруг, размеренная зоопарковская жизнь Вайгача резко переменилась, – можно сказать, что ему улыбнулось счастье. А Вера Чаплина не смогла пройти мимо этой удивительной истории и написала рассказ, из которого мы узнаем, что угрюмый и неласковый Вайгач стал «приемным отцом» для 9-ти щенков собаки Джаны и проявил удивительную привязанность к их матери.
Из черновых записей писательницы (ок. 1945 г.):



«Вайгач напоминал мне старого холостяка, к которому совсем неожиданно ворвалась молоденькая вдовушка с ее девятью детьми. Щенки окружили Вайгача, лизали его морду, тыкались своими мордашками в живот.
А этот полу-волк, полу-собака стоял такой растерянный среди них.
Его лапы были широко расставлены, а сам он словно окаменел, и казалось, что никакая сила не могла сдвинуть этого пса с места, так он боялся наступить на щенят.
Выручил его сторож. Вошел в клетку и бросил мясо. Легко перепрыгнув через щенят, Вайгач очутился у мяса. Жадно, как никогда, стал его хватать. Глотал мясо кусками, как будто боялся оставить.
Сторож попробовал у него отобрать для щенят хоть кости. Но Вайгач, вдруг, словно переродился. Он с такой яростью защищал оставшиеся куски, что сторож ничего не мог поделать. Collapse )
1930-е

Новые находки

Поиск в газетных подшивках 1930-х годов выявил отсутствие в архиве Веры Чаплиной множества статей и заметок о ней и ее питомцах. С «Вечерней Москвы» на днях мы переключились на «Пионерскую правду» и обнаружили в подшивках за 1935-1936 годы целую серию репортажей о воспитании Чаплиной львицы Кинули. Один из них, от 10 мая 1936 года, был даже помещен на первой полосе газеты:



Статья начиналась так: «Наша старая знакомая – львица Кинули – имеет, оказывается, много друзей не только в доме, где она живет, но и по всей стране. Вот, например, ребятишки из детского сада станции Гайворон (Украина) не дают покоя своей воспитательнице:
– Расскажите, тетя, еще что-нибудь про Кинули, что пишут про нее?
С Украины, из Сибири – отовсюду получает Вера Васильевна много писем – и от взрослых, и от ребят…»

Почти все сохранившиеся в архиве писательницы читательские письма мы передали в Российский государственный архив литературы и искусства, а также в создающуюся в Омске детскую библиотеку имени Веры Чаплиной. Но несколько писем, не самых, на первый взгляд, существенных, все еще остаются в архиве.
И вот, благодаря последним газетным находкам, одно такое «незначительное» письмо, вдруг, не только раскрыло интересную деталь в биографии Чаплиной, но и позволило определить место завязки и персонажей известного рассказа из ее цикла «Мои воспитанники».

В обнаруженных газетных материалах оказались не только материалы о Чаплиной и ее питомцах, но и целый ряд неизвестных нам статей самой писательницы. Одна из них, в «Вечерней Москве» от 7 августа 1938 года, оказалась первым наброском к будущему рассказу о выдренке Нае: Collapse )