?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Случай с Аполло

История, о которой пойдет речь, интересна не только яркими фактами, но и открывающейся противоречивостью восприятия, когда даже при большом количестве свидетельств трудно восстановить истинное развитие необычайного и драматического события. Классический пример этого противоречия восприятия – рассказ Акутогавы «В чаще»…

В сентябре 1938 г. произошел весьма серьезный инцидент в руководимой Верой Чаплиной секции хищных Московского зоопарка: из-за недосмотра служителя на свободе оказался тигролев Аполло.
Этот случай кратко упомянул в брошюре «Зоопарк сегодня» (1939) его непосредственный участник, директор Лев Островский: «В сентябре прошлого года вышел из клетки один из самых свирепых хищников Зоопарка, гибрид тигра и льва “Аполло”. Мне, с помощью комсомольца тов. Канцлера, удалось загнать его в клетку».



Л.В.Островский с орангутаном Фриной. 1936-37


Более подробные описания этого происшествия опубликованы не в воспоминаниях очевидцев, а в изложении третьих лиц.
Директор Зоологического музея С.С.Туров в сборнике «Московский зоопарк» (1961, с. 218-219) пишет: «…тигролев Аполло, прибывший в 1935 году из Германии, где он родился от уссурийского тигра и львицы. Это был довольно сердитый и сумрачный зверь. Когда при уборке в клетку просовывали железную палку с крючком на конце (крейцер), Аполло яростно рычал и пытался схватить ее зубами и лапами. Однажды незадачливый сторож, убиравший зимнее помещение львятника, забыл опустить дверцу летней клетки, в которую перегнали зверя. Аполло не ожидал, что дверь открыта, и почти вывалился из нее наружу. Оказавшись на свободе, тигролев прежде всего напал на леопарда и так сильно повредил ему лапу, что леопард через несколько дней погиб. После этого тигролев перескочил через барьер, отделяющий клетки от зрителей [так называемый коридор «отжима»], и вышел на аллеи зоопарка.



Фрагмент схемы Старой территории Московского зоопарка: львятник, большой и малый обезьянники, выше – антилопник.
Клетка с Аполло была на правой стороне львятника, обращенной к обезьянникам.


Наступил напряженный момент. Посетителей было довольно много. Необходимо было принять меры к тому, чтобы, не вызывая паники среди множества людей, удалить их в закрытые помещения. Время учитывалось секундами. Громадный тигролев шел к киоску, у которого шла мирная торговля бубликами. Сотрудники зоопарка подошли к зверю, стараясь отрезать его от посетителей, которых в это время размещали в антилопнике и обезьяннике. Встретив лицом к лицу двух людей, смело шедших на него, бросавших камни и кричавших «Аполло, на место!», тигролев, никогда не знавший до этого свободы, «смутился» и повернул к клеткам львятника. Он даже не перепрыгнул через барьер для публики, а подлез под него, вскочил в клетку и сел у поднятой дверной решетки. Во всей этой истории было несколько особенно острых моментов. Надо было приблизиться к зверю, находящемуся на свободе, и заставить его повернуть к своей клетке, а потом подойти к ней и перед носом у несомненно взволнованного Аполло опустить решетку. И это было сделано».



Экскурсанты у одной из клеток львятника. Фото Дорофеева, 1934
Узкий коридор отжима не дает публике вплотную подойти к решеткам клетки


Биолог Н.И.Калабухов в книге воспоминаний «Жизнь зоолога» (1978, с.116) описывает произошедшее несколько иначе:
«…Если получение новых животных вызывало радость и у сотрудников, и у посетителей, то редкие случаи бегства обитателей зоопарка могли носить и трагический характер. Так, однажды утром, в воскресный день 1940 года [в действительности, это произошло в сентябре 1938 г., более чем за год до возвращения Н.И.Калабухова из Ленинградского Биологического института в Московский зоопарк – он описывает события со слов зоопарковских коллег], за полчаса до открытия Зоопарка, когда сюда хлынули бы сотни взрослых и детишек, из наружной клетки здания львятника в узенький и низкий, до пояса человеку, коридор отжима, отделявшего посетителя от клеток, спрыгнула огромная кошка, гибрид тигра и льва – Аполло. Произошло это из-за недосмотра технического работника, который, закончив чистку наружной клетки, вышел из нее, но не закрыл за собой опускавшуюся сверху массивную решетку, а затем, зайдя внутрь здания, открыл промежуточную дверь и выпустил хищника наружу [из внутренней клетки львятника в незапертую наружную]. Но, к счастью директор зоопарка Л.В.Островский и заведовавший секцией хищных С.Ю.Канцлер [в то время секцией руководила Чаплина, а Канцлер сменил ее осенью 1941 г.], обходя в это время Зоопарк, увидели гигантскую кошку за отжимом. И эти два безоружных человека бросились к ней с двух сторон и стали на нее громко кричать. Или привычка слушаться окриков персонала, или просто страх перед неожиданным наступлением двух людей, которых этот хищник и раньше часто видел у своей клетки, дали нужный результат. Он впрыгнул в клетку, а Семен Юльевич быстро сорвал щеколду, задерживавшую подъемную дверь, с лязгом закрывшую отверстие».



С.Ю.Канцлер наблюдает поведение выдры. Справа – один из старых служителей зоопакра. 1940-е


Еще в одном ракурсе показывает эту сцену воспоминание ученицы Веры Чаплиной Галины Богданович (которая в 1938 г., вероятно, еще была кюбзовкой). Ее слова приводят авторы очерка истории отдела млекопитающих Московского зоопарка: «…Г.Г.Богданович вспоминала, как ему [С.Ю.Канцлеру] удалось загнать вышедшего из клетки гибрида тигра и льва Аполло, которого сотрудники звали Апочкой. “Однажды у Апочки не закрыли клетку, сидел он во Львятнике. Аполло вышел на улицу и пошел вдоль клеток, не один зверь не бросился на него, кроме персидского леопарда Гришки и Аполло прокусил ему лапу, лапу пришлось ампутировать.”… “подошел зоотехник С.Ю.Канцлер. Страшно было, так как отжим маленький сетчатый. Канцлер скомандовал: “Апочка, на место” – тот послушался, повернул, пошел назад и прыгнул в свою клетку”…» (Е.Давыдов, И.Алексеичева, Е.Лысогорская. Материалы к истории отдела млекопитающих Московского зоопарка // Московский государственный зоологический парк. Ежегодный отчет. 2005. М., 2006, с.175)

Наконец, сохранилось и свидетельство Веры Чаплиной об этом случае. Оно записано весной 1945 г. среди набросков к зоопарковским рассказам. В своем наброске-воспоминании о вышедшем из клетки Аполло Чаплина не столько описывает сюжетные подробности, сколько передает редчайшее психологическое состояние, в которое оказались вовлечены все участники этой ситуации.
Публикуется впервые:
«…Часто думала я о том, что буду чувствовать, если увижу на свободе зверя [крупного неприрученного хищника]. Мне казалось, что я испугаюсь или… впрочем, я не знала, что буду чувствовать.



Вера Чаплина у одной из клеток львятника. 1935


И вот… он стоит передо мной, и совсем, совсем другой, чем в клетке. Почему-то я обратила внимание на спину – такая широкая, широкая. Да и сам зверь какой-то другой, не знакомый и какой-то очень большой, хотя раньше в клетке он мне таким не казался.
И вот он идет от меня, а я стою и смотрю ему вслед, как будто я его вижу в первый раз.
И такое дурацкое чувство. Не страха, нет, а просто какой-то беспомощности.
Приводят меня в себя крики обезьян. Они в ужасе мечутся по клетке и кричат при виде зверя. До сих пор, когда он был в клетке, они на него не обращали внимания, а сейчас тревожный их крик говорит об опасности.



Здание обезьянника (справа) в 15-20 метрах от львятника, между ними – открытая площадка для прохода публики. Кадр из документального фильма «По зоопарку» (1961)


Крик и поведение обезьян привлекает посетителей. Они толпятся у клеток, смотрят на обезьян. Они не видят, что совсем рядом вплотную за их спинами идет зверь.
И поэтому стоят спокойно. Это спокойствие спасает людей. Зверь, никого не тронув, проходит мимо. Он идет мимо клеток со львами, тиграми, леопардами. Звери пятятся от решеток при виде зверя в углы своих клеток, беззвучно скаля зубы. Ни на кого не обращая внимания, проходит Аполло. Но вот он поравнялся с клеткой, где сидел леопард Гришка. Это был совсем ручной леопард, и его можно было свободно гладить человеку. И вот, этот леопард первый бросил вызов Аполло. Не успел тот поравняться с его клеткой, как Гришка бросился к самой решетке и, далеко высунув лапу, пытался поймать ею зверя.
Со страшным ревом бросился на решетку принявший вызов Аполло. Несколько минут длилась эта неравная борьба через решетку. Но вот Аполло поймал лапу леопарда. Могучий рывок – и вырванная с лопаткой лапа уже болтается на решетке.



Эту борьбу увидел через окно Островский. [по-видимому, в этот момент он был в обезьяннике] Не успел никто крикнуть, как он уже очутился около зверей. Маленький, тщедушный человек в истерике бил кулаками по спине зверя. Зверь оставил леопарда. Обернулся и медленным, размеренным шагом пошел на человека. Так же медленно стал отступать Островский, пятясь назад и не спуская глаз с Аполло (Это был немой поединок).
Все словно окаменели. Было так тихо, что даже дыхание зверя было слышно. Тут были женщины, дети, но никто даже не вскрикнул, не шелохнулся, словно чувствуя, что от этой тишины зависит исход этого немого поединка. Но вот Островский, пятясь спиной, наткнулся на барьер [вероятно, Аполло выпрыгнул из коридора отжима, где только что атаковал лапу леопарда, обошел Островского сбоку и развернул его спиной к львятнику, к барьеру отжима]. Дальше было некуда отступать. А зверь подходит ближе… ближе…
Медленно, словно загипнотизированный, поднимает Островский руки. Его глаза смотрят в самые глаза зверя, а руки поднимаются как чужие. Вот уже их разделяет два шага… один. Вот уже морда зверя на самом уровне лица человека. Их глаза на расстоянии нескольких сантиметров. Со стороны нет сил смотреть на эту немую борьбу глаз. Но вот глаза зверя чуть заметно дрогнули. Это можно было скорее почувствовать, чем видеть, и так же медленно стал он отступать. Потом повернулся и медленно пошел назад. [по-видимому, вдоль барьера отжима – по направлению к своей клетке]
Словно загипнотизированный шел за ним и Островский. Так шли они – впереди зверь, а рядом с ним – с поднятыми руками Островский; а Аполло оглядывается и смотрит: идет ли за ним человек. И так они идут вдоль клеток, и будто ищет что-то зверь, глядя на длинный ряд клеток. Он ищет свою клетку. Но вот нашел. Узнал. Остановился. Нерешительно смотрит по сторонам. Перед ним открытая дверца клетки, но от нее отделяет его барьер. Что-то нужно сделать. Но что?
И вот тогда появился еще один. [Сергей Канцлер] Он подходит к Аполло и ласково говорит: «На место, Аполло, на место». Он говорит так спокойно и ласково, что Аполло слушает. Прыжок – и он в клетке. Он дома и сидя в клетке, дома, у открытой дверцы. Уже нарушен тот гипноз, та неведомая нить, которая заставила его зайти в клетку. Теперь это зверь в клетке. В клетке с открытой дверцей. Надо закрыть ее, а перед этим встать вплотную к клетке, поднять обе руки и опустить дверцу… [запись обрывается].


Вот такая история. Свидетельств о ней нашлось много, и, хотя они противоречивы, нам все-таки можно в общих чертах представить произошедшее и действия участников.
А как быть, когда о подобном событии остается лишь одно свидетельство, да к тому же пришедшее к нам через десятые руки? Сколько в этом свидетельстве останется правды? И как до нее докопаться?


Фото Л.Островского и фрагмент план-схемы 1948 года взяты из книги «Московский зоологический парк: к 140-летию со дня основания. Страницы истории» (М., 2004)

Comments

( 24 comments — Leave a comment )
donna_benta
Jul. 29th, 2016 01:35 pm (UTC)
Совсем другая Вера Чаплина в этом наброске-воспоминании. Для детей она смягчает, а тут переживание в его чистом виде, каким было.
А Канцлер ведь тоже писал о животных зоопарка? Помню по сообществу его книгу о Шанго и Молли.
vchaplina_arhiv
Jul. 29th, 2016 02:51 pm (UTC)
У С.Ю.Канцлера (1910-1984) в издательстве Московского зоопарка выходила еще одна книга "Необычайная дружба" (1947), тоже с рисунками Трофимова. К сожалению, нам вообще о нем почти ничего не известно. Во время войны он руководил одновременно секцией хищных и лабораторией кормления, был парторгом зоопарка, в 1948 году передал руководство секции хищных Мирдзе Круминой, и по-видимому через какое-то время ушел из зоопарка.
В интернете был материал с его сыном (http://www.vm.ru/news/kantsler-zhivotnogo-tsarstva1360758365.html?page=478), но там всё ограничилось военными годами.
donna_benta
Jul. 29th, 2016 05:09 pm (UTC)
Спасибо за ссылку! Все же хорошо, что Вера Васильевна не так долго руководила секцией хищных, слишком опасная работа. И, похоже, до войны не были предусмотрены особые средства безопасности и для служащих, и для посетителей.
Даже не знаю, есть ли сегодня в зоопарках вооруженная охрана и те самые средства.
Но сами работники, конечно, так привязаны к зверям, что прежде всего стараются спасти их самих от бессмысленной гибели.
vchaplina_arhiv
Jul. 29th, 2016 06:20 pm (UTC)
И все-таки, несмотря на риск и опасность, Вера Васильевна, наверняка предпочла бы еще не один год поработать с хищниками. Недаром она
так подписала Марине в 1983 году "Питомцев зоопарка" -
"...Здесь, в этой книге прошла почти вся, самая счастливая пора моей жизни..."
donna_benta
Jul. 30th, 2016 07:24 am (UTC)
Да, и это ощущается в книге.
dorys
Jul. 29th, 2016 04:57 pm (UTC)
Спасибо за пост! Жутковатая история!
vchaplina_arhiv
Jul. 29th, 2016 06:33 pm (UTC)
Да, честно говоря, ощущение того, что эта история могла закончиться совсем иначе, не покидает и нас. Недаром столь хладнокровный и многоопытный профессионал, как Вера Чаплина, пишет о чувстве собственной беспомощности в тот момент.
yudinkostik
Jul. 30th, 2016 02:01 pm (UTC)
драматичная история!
и хорошо, что все закончилось более-менее благополучно... для людей, во всяком случае...
vchaplina_arhiv
Jul. 30th, 2016 02:57 pm (UTC)
А какие разные рассказы о действительно драматичном случае!
У Г.Богданович это выглядит почти забавной историей. Уменьшительное Апочка, никакого напряжения, ну, вышел тигролев, укусил за лапу леопарда, потом подошел Канцлер и вернул шалуна в клетку...

И еще здесь проявляется нечто неожиданное в сугубо отрицательной фигуре Островского (подвергшего зоопарк кадровой чистке, из-за которой многие замечательные работники были вынуждены уйти, а некоторые были репрессированы и даже погибли, как зав. обезьянником М.А.Величковский).

Edited at 2016-07-30 02:57 pm (UTC)
yudinkostik
Jul. 30th, 2016 10:25 pm (UTC)
я по описаниям вообще не взялся бы делать какие-то выводы - как конкретно все происходило...
очевидцы, даже самые беспристрастные, редко адекватно передают факты, особенно, что касается деталей... а уж когда это эмоциональное напряжение, экстрим - тут вообще ни за что ручаться нельзя, мне кажется...

да и когда уже это описывается - тут тоже накладываются личные акценты и ракурсы (вот с "Апочкой", мне кажется, как раз явный случай)...

про Островского - что тут у него сработало - это, мне кажется, крайне трудно интерпретировать... ну вот среагировал, а что там у него было внутри - кто знает...
1_9_6_3
Jul. 31st, 2016 07:04 am (UTC)
Надо, конечно, с Вами согласиться, но... трудно все-таки дать себе по рукам и отделаться от соблазна реконструкции такого яркого и в чем-то очень содержательного события.

Это как раз пример специфической проблемы для историка: не оставить собранные сведения в аморфном, рассыпчатом состоянии, а выявить в них некий жесткий каркас фактов и оценить спектр фактов и проблем, не вполне определяющихся.
Тут дело в том, что понимать под выводами. Безапелляционное утверждение в дурном случае покрывает всю область суждения. Но, с другой стороны, без утвердительной базы знание не развивается, и даже фраза "я знаю, что я ничего не знаю" содержит рациональный посыл утверждения.
В свидетельствах о данной истории самое ценное в том, что они сделаны практически независимо друг от друга (это видно по характеру несовпадений). Здесь нет следов фабрикации, и, следовательно, у нас появляется надежная опора для их критического сопоставления. Выявляются объективные точки картины:
1)ошибка служителя, убиравшего наружную клетку, и не опустившего решетчатую дверь (здесь открывается возможность оценить конструктивные особенности вольеров и клеток для содержания хищников и организацию работы персонала по их обслуживанию)
2) выход из клетки Аполло, и его первоначальное неагрессивная реакция на происходящее (здесь есть возможность подумать о психологии и спектре действий зоопарковского питомца, никогда не знавшего свободу и, вдруг, оказавшегося в этом странном для себя состоянии; любопытство и осторожность)
3) нападение на Аполло леопарда Гришки провоцирует его на ответную агрессию, его психологическое состояние переключается в более опасную фазу (в момент этой, возможно, минутной задержки стоит оценить темп развития всей ситуации: первые реакции людей, вероятные действия персонала и публики в выявленной нами топографии местности)
4) стремительное появление директора зоопарка Островского и его решительные, хотя и безрассудные действия (для хотя бы какого-то представления психологической коллизии между ним и Аполло, имеет смысл уточнить, что Островский закончил естественный факультет Психоневрологического института, член партии с 1917 г., с этого же времени работал в организациях, управлявших советскими культурными и просветительными учреждениями; перед приходом в зоопарк был уполномоченным Главлита и облреперткома и директором отдела музыки, эстрады и цирка; в 1937-38 году он организовал широкомасштабную реконструкцию зоопарка, результатом которой стало значительно расширение коллекции животных и улучшение условий их содержания + вет. обслуживания, существенное благоустройство территории)
5) появление и заключительные действия зоотехника секции хищных Канцлера, по всей видимости, хорошо знавшего характер Аполло, да и тот хорошо знал Канцлера и был способен ему повиноваться (на каком этапе он появился и насколько это было удачным стечением обстоятельств? ведь помимо здания львятника в секцию хищных входило немало других помещений и вольеров на Старой территории + Остров зверей на Новой территории зоопарка. И где всё это время находилась и что делала Вера Чаплина, видевшая всю эту сцену?)
yudinkostik
Jul. 31st, 2016 04:19 pm (UTC)
мне по описанию Чаплиной видится, что она была где-то совсем рядом с клеткой Аполло... но был момент замешательства, а потом в игру вступил Островский, и, возможно, Чаплина понимала, что лучше не вмешиваться в происходящее...

интересны биографические подробности про Островского - наверное, можно сказать, что опыт общения с животными к тому времени у него был не очень большой, и это отчасти могло быть причиной такого смелого поведения... впрочем, не знаю...
с другой стороны - положение обязывало, наверное, на решительные действия...

и, судя по описаниям - люди-то (посетители), видимо, почти не успели среагировать... в воспоминаниях Чаплиной есть ощущение "замедленной съемки" (характерное словечко - "гипноз"), но в реальности наверняка происходило все очень быстро, иначе бы поднялась паника, а такого, судя по всему, не было... или же очевидцы по каким-то причинам об этом не упоминают...

я вот не совсем понимаю, где, на самом деле, был Аполло перед тем, как вышел из клетки... если в зимней, где-то внутри, то почему остальные звери были в летних (если судить по тому, что он напал на леопарда)... если в летней - тогда описание Турова, очевидно, неточное... или, при уборке, зверей загоняли сначала в зимнюю клетку, убирали в летней, потом перегоняли в летнюю, чтобы убрать зимнюю?

если звери были в летних клетках, то как так оказалось, что весь народ стоял у обезьянника, спиной к происходящему, а у клеток с хищниками не было ни одного человека? а из описания Чаплиной складывается именно такое впечатление... вот это удивительно - счастливое стечение обстоятельств, видимо... т.е. Чаплина объясняет, что именно волнение обезьян привлекло внимание посетителей, но что прям никого не оказалось рядом с хищниками - это все же странно...

Edited at 2016-07-31 04:55 pm (UTC)
1_9_6_3
Jul. 31st, 2016 05:59 pm (UTC)
По уборке точнее пишет Калабухов (бывший кюбзовец, прекрасно знавший все зоопарковские технологии): в теплое время года на время уборки наружных клеток зверей перегоняли во внутренние (зимние). Вероятно, это была утренняя уборка, которую выполняли одновременно несколько служителей, и часть хищников была во внутренних клетках - что отчасти может объяснить отсутствие или малочисленность зрителей у павильона хищников.

Утренние часы могут объяснить малочисленность одиночных посетителей, при этом публика у обезьянника и антилопника могла быть в составе экскурсионных групп. В этом случае легче себе представить, что "посетителей, - как пишет Туров, - размещали в антилопнике и обезьяннике", это могли взять на себя экскурсоводы.

Чаплина, конечно, могла пребывать некоторое время в некотором замешательстве.
Но учитывая ее весьма решительный характер и прекрасную профессиональную реакцию, а также то, что она была руководителем секции хищных, - трудно себе представить, что Чаплина была пассивным наблюдателем этой сцены.
Надо учитывать, что пишет она не воспоминание, а набросок к рассказу, в котором, естественно, отсекает лишнее. Лишним, в данном случае, могли быть описания собственных действий.
yudinkostik
Jul. 31st, 2016 07:00 pm (UTC)
ну да, пассивность Чаплиной, с одной стороны, можно объяснить психологически (ну, всяко бывает - "зависнуть" можно, даже имея опыт и решительность), с другой стороны, если она присутствовала при происходящем, все же естественнее предположить, что не осталась в стороне...

но почему тогда никто не упоминает ее в качестве действующего лица? могли быть на то причины?
1_9_6_3
Aug. 1st, 2016 04:29 am (UTC)
Упоминают только тех, кто непосредственно заставил Аполло вернуться в клетку. Рассказывают о самом ярком - это совершенно естественно, в опубликованных отрывках никто и не намеревался подробно разбирать эту ситуацию, уточнять действия остальных лиц.
Тот же Калабухов, похоже, вставил этот случай в свою книгу воспоминаний именно для яркости - ведь он физически не мог быть его свидетелем и знал только по рассказам (поэтому он не особо утрудил себя датировкой, а может быть, и намеренно подверстал ее под сроки своего возвращения в зоопарк). Туров сообщает этот эпизод в пересказе, вообще не называя фамилий. Островский уделяет выходу и поимке Аполло две строчки - большего не позволял формат отчетной брошюры, выпущенной к 75-летию зоопарка. А отрывки из устных воспоминаний Богданович, сделанных на глубоком склоне лет, не оставили место даже Островскому...

Пассивность Чаплиной - это подробность, показанная самой Чаплиной в ее литературном наброске. Если бы она на самом деле проявила себя в этой ситуации пассивно и бездеятельно, вряд ли бы ей захотелось писать на эту тему. И, предположу, что в таком гипотетическом случае - после обязательного для таких инцидентов разбирательства - она не осталась бы заведующим секции хищных.
yudinkostik
Aug. 1st, 2016 04:33 pm (UTC)
да, я об этом подумал тоже, что сложно было бы остаться зав. секцией при полном бездействии... но каким могло быть участие - видимо, можно только предположительно рассматривать варианты?
vchaplina_arhiv
Aug. 1st, 2016 05:37 pm (UTC)
А вот здесь уже начинается полный туман, гадание на кофейной гуще.
Потому что мы не знаем самого главного: тех наработок действий в подобных экстренных ситуациях, которым владели и передавали друг другу старожилы и руководители секции хищных (и других секций тоже, но со своей спецификой). Причем, эти наработки были очень конкретными - учитывающими особенности данного вольера, привычного расположения работников секции, печальный или не очень печальный опыт предыдущих сходных случаев и т.д.

Но, отвлекаясь от неизвестной нам специфики орг.работы секции хищных Московского зоопарка 1930-х годов, приведем пример поведения Веры Чаплиной в ситуации, участницей которой была 10-летняя Марина.
В то лето Вера Васильевна взяла на передержку из зоопарка на дачу двух лисиц - сначала ручную Лиску (подростка), а потом совершенно дикого взрослого лиса. В самые первые дни Марина привыкла к ручной ласковой Лиске и в какой-то день приехав к бабушке на дачу, увидела еще один ящик-клетку с лисой. Она бодро, без каких-либо сомнений открыла защелку, залезла рукой в клетку и стала тискать лиса, у которого от такой наглости случился кратковременный шок.
На счастье, Вера Васильевна проходила мимо и увидела, что происходит. Не подходя близко, она с окаменевшим, как-будто очень усталым лицом, ровно и негромко сказала:
- Марина, не трогай лиса и закрой клетку.
Марина, тут же закрыла клетку. И не потому что была послушной, она уловила в интонациях и в лице бабушки что-то слишком серьезное.
Через несколько секунд лис стал бесноваться и грызть клетку, а Вера Васильевна, уже не сдерживая эмоций, воскликнула:
- Он же тебе в одно мгновенье руку бы перекусил!!!

yudinkostik
Aug. 2nd, 2016 02:16 pm (UTC)
мда, характерный случай...
хорошо, что лис способен удивляться:)
vchaplina_arhiv
Aug. 30th, 2016 04:19 pm (UTC)
Костя, вот нашлось документальное свидетельство, сделанное через 2 дня после происшествия: http://vchaplina-arhiv.livejournal.com/68117.html
livejournal
Jul. 31st, 2016 04:07 am (UTC)
Тигоны и лигры
Пользователь dorys сослался на вашу запись в своей записи «Тигоны и лигры» в контексте: [...] Под впечатлением  истории с Аполло [...]
il_ducess
Aug. 6th, 2016 07:57 pm (UTC)
самое страшное описание у Веры Чаплиной. Ужас просто
vchaplina_arhiv
Aug. 7th, 2016 04:35 am (UTC)
В ее черновиках есть несколько сравнимых по жесткой откровенности набросков, но ни один из них не был использован в завершенных рассказах.
livejournal
Aug. 31st, 2016 03:59 am (UTC)
Случай с Аполло: новые подробности
Пользователь dorys сослался на вашу запись в своей записи «Случай с Аполло: новые подробности» в контексте: [...] об этом происшествии (http://vchaplina-arhiv.livejournal.com/67270.html [...]
livejournal
Sep. 26th, 2017 04:06 am (UTC)
Хроника московской жизни. 1930-е. 26 сентября
Пользователь 1_9_6_3 сослался на вашу запись в своей записи «Хроника московской жизни. 1930-е. 26 сентября» в контексте: [...] 1938 г. Подробнее об этом происшествии здесь: http://vchaplina-arhiv.livejournal.com/67270.html [...]
( 24 comments — Leave a comment )

Profile

1930-е
vchaplina_arhiv
vchaplina_arhiv

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner