?

Log in

[sticky post] Архив Веры Чаплиной

Этот ЖЖ посвящен судьбе и творчеству автора книг «Кинули», «Мои воспитанники», «Питомцы зоопарка», «Случайные встречи»...
Здесь выкладываются материалы из личного архива писательницы – дневники, фотографии, кинокадры, диафильмы, документы, переписка, обложки и страницы старых книг.
Журнал ведут: Марина, внучка Веры Васильевны, и Максим Тавьев, автор книги «Вера Чаплина и ее четвероногие друзья».


О Вере Чаплиной

Вера Чаплина с львенком Кинули. Май 1935. Фото М.Маркова-Гринберга

Вера Чаплина с львенком Кинули. Май 1935
РГАЛИ фонд № 3460


Среди множества книг, написанных для детей, рассказы о животных занимают особое место, а порой и выходят за рамки детской литературы – потому, что даже самые простые истории о жизни животных могут одинаково сильно увлечь и ребенка и взрослого читателя. Впрочем, столь захватывающих произведений о «братьях наших меньших» создано не так уж и много. Писателей-анималистов (также как и анималистов-художников) мало вообще. Ведь помимо любви к четвероногим и литературных способностей авторам требуется не просто умение наблюдать, но основательное знание животных, их повадок и особенностей. А это – специфическое и очень конкретное знание, и приобретается оно, прежде всего, в постоянном личном общении со зверями.

Такое редкое сочетание литературного дара с уникальным собственным опытом изучения животных и профессиональной работой с ними было у Веры Васильевны Чаплиной, замечательной писательницы и человека непростой судьбы. Read more...Collapse )
...Джальма – Джулька…

89. Джальма, спаниэль
В 1950-е и в начале 1960-х годов – одна из охотничьих собак Г.Скребицкого, соавтора В.Чаплиной. Джальма была очень породистой собакой, которую Вера Васильевна фактически вернула к жизни. Прежние хозяева долгое время жестоко с ней обращались: не приучив спаниэль «делать свои дела» на прогулках и опасаясь за дорогие ковры, они уходили на работу и привязывали Джальму к батарее на кухне, а находя по возвращении лужи и кучи, кричали и били ее. Георгий Алексеевич выкупил Джальму, которая к этому времени была уже совершенно забитой собакой, и Вере Васильевне стоило больших трудов приучить ее нормально реагировать на звук человеческого голоса. Джальма жила на два дома, проводя много времени и на садовом участке Чаплиной, персонаж ее дачного рассказа «Наш воробушек Пик» (1961).



Вера Чаплина с Джальмой в одной из поездок. 1963


Поначалу, когда Джальму стали вывозить на охоту, она вела себя совершенно бестолково и вскоре была «забракована» постоянным соохотником Скребицкого писателем-натуралистом Владимиром Васильевичем Архангельским. Но Георгий Алексеевич очень полюбил Джальму и все равно продолжал брать ее с собой, не оставляя надежд на то, что у чистокровной спаниэли проснется охотничий инстинкт... И вот как-то раз расположилась их компания на привале: Скребицкий, Архангельский и кто-то еще, все со своими собаками. Сидят, закусывают, разговоры ведут. Вдруг, Джальма встает и куда-то убегает, а через некоторое время раздается ее настойчивый лай. Владимир Васильевич отпускает очередную шутку по поводу ее пустобреха, но Георгий Алексеевич все же встает и, прихватив ружье, идет посмотреть, на что там заливается Джальма. Через минуту раздается выстрел, и сияющий от удовольствия Скребицкий возвращается со своей любимицей, демонстрируя посрамленному Архангельскому ее первый охотничий трофей.
Другой случай с Джальмой, о котором вспоминала Чаплина, был связан с автомобилем. Будучи за рулем, Вера Васильевна нередко позволяла Джальме сидеть рядом с собой, на переднем сиденье. И вот как-то раз, когда она вела машину, а у Джальмы, вдруг, проснулся… нет, не охотничий инстинкт, а большой и чистый порыв нежности к Вере Васильевне. И крупная тяжелая спаниэль устремилась к хозяйке, что называется, «на ручки».
Это происходило на вполне приличной скорости, и Чаплина, не церемонясь, решительном окриком шуганула Джальму. Та, отпрянув от неожиданности, не вывернулась на место, а всей тяжестью своего увесистого зада плюхнулась вниз, намертво прижав ногу водительницы к педали газа. Вера Васильевна рассказывала, что, как ни старалась, ничего не могла сделать с собакой и даже не помнит, как ей удалось справиться с машиной и остановиться.
С тех пор Джальму на переднем сиденье не возили. Read more...Collapse )
...Дали – Дези...

80. Дали, шотландская овчарка.
Последняя воспитанница Веры Чаплиной, имя которой было придумано задолго до ее рождения (см. Грунька) .

Родилась 29 декабря 1991 года и спустя месяц с небольшим, 7 февраля, была куплена нами (по объявлению в газете).




Из книги «Вера Чаплина и ее четвероногие друзья»:
«…В апреле стали выводить щенка на улицу. Как-то раз я гулял с Дали во дворе, и она гордо вышагивала впереди меня – маленькая, чистенькая и очень бодрая. На что прогуливавшийся 92-летний Иосиф Прут, наш сосед по подъезду, заметил:
– Молодой человек, ваша собака определенно волкодав.
– Нет, это шотландская овчарка, – отвечал я, – а Вера Васильевна назвала ее Дали из-за того, что щенка нам дали.
– Передайте Верочке Васильевне, что вас обманули. Это типичный волкодав. Когда волки видят таких овчарок, они давятся от смеха.
Чаплина оценила шутку Прута, но вскоре, когда и она в наше отсутствие стала выводить щенка на прогулки, ее чуть не вывело из себя неожиданное упрямство маленького «волкодава». Read more...Collapse )
...Гаврюша – Грунька...

69. Гаврюша, обезьяна.
Из коллекции Сухумского питомника обезьян второй половины 1930-х. Родился 26 июля 1935 г., мать Лиза едва не затаскала его до смерти, и Гаврюшу пришлось у нее забрать. Осенью 1936 г., находясь в отпуске в Сухуме и часто бывая в питомнике, Вера Чаплина записала историю выхаживания Гаврюши со слов его воспитателя, старшего инструктора Владимира Ивановича, а затем сделала набросок к рассказу:



(Дарвиновский музей)

«Его мать звали Лизой. Родилась она в Сухуме. Гаврюша тоже родился в Сухуме, но с матерью он жил не больше 4-х часов. Через 4 часа после рождения его взял себе на воспитание Владимир Иванович. Не думайте, что оттого, что мать Гаврюши умерла. Совсем нет. Наоборот, она жива до сих пор. И если Владимир Иванович его взял, то только потому, что Лиза слишком любила своего первенца. Еще бы! Ведь это был ее первый сын. Ее маленький черноглазый Гаврюша. Она не расставалась с ним ни на минуту, таскала на руках, а если иногда и оставляла, то стоило кому-нибудь подойти, хватала его за руку, ухо или хвост и быстро взбиралась по решетке. Ах, да, совсем забыла. Гаврюша – это обезьяна. Живет он в Сухумском питомнике. А Владимир Иванович – старший инструктор. Это он заметил первый, что Лиза слишком много таскает своего первенца. Так много, что даже забывала его кормить. Бедный малышка кричал от голода, просил покушать, а Лиза вместо того, чтобы накормить, ласкала, прижимала к себе и, уже совсем обессиленного, таскала по клетке. И вот, чтобы спасти малыша, Владимир Иванович решил его отнять от матери и попробовать самому воспитать…»

В архиве Веры Чаплиной сохранилось несколько снимков, по-видимому, сделанных тогда в Сухумском питомнике. Вполне возможно, что на них запечатлен старший инструктор Владимир Иванович, а среди его воспитанников – Гаврюша:



Read more...Collapse )
...Вулка – Вьюн...

65. Вулка, дворняжка.
29 ноября 1938 года «Вечерняя Москва» сообщала:



На самом деле, у уссурийской тигрицы Чижик пропало молоко, и третьего, еще живого детеныша у нее отобрали, чтобы выкормить.

«…Тигренок по кличке Сиротка остался без матери через два дня после рождения. Первые десять дней я держала его у себя дома и кормила из соски. Он был так слаб, что его даже нельзя было класть под собаку.
Когда тигренок окреп, ему нашли собаку. Это была большая дворняга по кличке Вулка. Нельзя сказать, чтобы она особенно охотно приняла своего нового питомца. Долго и недоверчиво поглядывала на его полосатую шкурку, которая так выделялась среди ее черных щенят, потом успокоилась и легла. Зато голос тигренка, так непохожий на голос щенят, еще много дней беспокоил собаку.
Первое время Вулка ухаживала за тигренком не плохо. Охотно лежала около него, вылизывала наравне со щенками и давала себя сосать. Но это было только первое время. Недели через две Вулка ложилась к нему только по приказанию. Удирала при всяком удобном случае и никак не хотела кормить. Приходилось держать ее силой. А сделать это с такой сильной и большой собакой, как Вулка, было очень трудно. Кроме того, у нее вскоре почти совсем пропало молоко. Тигренок заметно голодал. Перестал прибавлять в весе, и его пришлось перевести на искусственное вскармливание…»
(Чаплина В.В. Молодняк Зоопарка и его воспитание // Московский зоопарк: сборник статей под редакцией проф. С.И.Огнева. М., 1949., с. 410) Read more...Collapse )
...Винтик – Володька...

58-60. Винтик, Гвоздик и Палочка, лисята.
Два брата и сестра, принесенные охотниками в Московский зоопарк. Выкормленные кошкой, они воспитывались на площадке молодняка летом 1938 года. 2 июня об этом зоопарковском семействе сообщала «Пионерская правда»:



(из статьи А.Мологина «Звери-малыши»)


А вот что писала о них тем же летом В.Чаплина в набросках незавершенного рассказа «Необычная семейка» (лето 1938):



(Дарвиновский музей)

«Принесли их в зоопарк весной. Лисята были маленькие и слепые. Ушки их были опущены вниз, а пушистая серая шерстка совсем не похожая на рыжий мех взрослой лисы. Лежали лисята в плетеной корзинке. Прикрытые тряпкой, они тыкались друг в друга мордочками и жалобно пищали. Сначала я не хотела их брать – уж очень много возни с такими малышами, но потом раздумала и отправила их на площадку молодняка. Много там воспитывается разных зверушек, пусть, думаю, растут и эти.
Встретили на площадке новых питомцев ласково. Вымыли их, накормили и положили спать. Положили в ящик, на мягкую чистую подстилку, а, чтобы не было холодно, дали еще грелку. Кормили лисят из соски через каждые два часа, днем и ночью. Это было очень трудно, но выручали ребята из кружка юных биологов зоопарка. Они составили расписание и дежурили со своими питомцами круглые сутки. Назвали лисят – Винтик, Гвоздик и Палочка. Палочка была самая худая и слабая. Когда лисят взвешивали, она прибавляла всех меньше. Наверное, от того, что Палочка очень плохо кушала. Она не сосала соску, как ее братцы, а мяла зубами, и молоко больше проливалось, чем попадало ей в рот.
В это время у ребят началось с дежурствами затруднение. В школах шли последние месяцы занятий, надо было готовиться к зачетам, а они отвлекались лисятами. Пришлось искать им кормилицу. Искали долго, спрашивали у всех знакомых, нет ли у кого с щенятами собаки, но собаки такой не было, и мы остановились на кошке с котятами, которая оказалась у одной из сотрудниц зоопарка.
Забрав лисят, мы отправились к ней на квартиру. Там под столом, в старом решете лежала с котятами кошка. Увидев нас, она беспокойно приподнялась, но тут же успокоившись, легла опять.
Тогда я тихонько вынула лисенка и поднесла его к носу кошки. Можно было подумать, что под ней взорвалась бомба, так выскочила из решета кошка! Read more...Collapse )

«Читаем с собакой»

Так называется серия «громких» чтений в библиотеках, начавшаяся в Омске.
В течение года раз в неделю в одной из муниципальных библиотек будут проходить чтения книг собакам. Общаясь с собаками, дети забывают о своих страхах и комплексах, о том, что они не умеют или плохо читают. Для малышей важно ощущение, что они помогают собаке, что они ей нужны, приносят пользу.
21 февраля в детской библиотеке им. Веры Чаплиной прошли первые чтения с собаками. Восемь юных жителей Ленинского административного округа в течение часа по очереди читали рассказы Веры Чаплиной «Рычик и ласка» и «Варежка» овчарке Лаки, ретриверу Доре, биглю Асе и корги Милли.



В начале встречи ребята стеснялись читать. Но уже через несколько минут смело обнимали собак и настойчиво тянули руки, продолжая чтение громче и выразительнее. Read more...Collapse )
...Вайгач – Веселый...

47. Вайгач, помесь волка с собакой.
Из коллекции Московского зоопарка 1930-х; привезен не позднее весны 1932 г. с острова Вайгач как редко встречающийся красный волк. «…Волк был очень крупный, широколобый, с пушистой, красноватого оттенка шерстью. Спокойно и уверенно обошел он клетку и так же спокойно улегся на самой ее середине.
– Так это же не волк! – первым выразил сомнение служитель.
– Да, – разглядывая его, подтвердил заведующий научной частью, глаза и поведение у него совсем не волчьи. Очевидно, это помесь с одичавшей собакой, а охотники приняли его из-за красноватого оттенка шерсти за красного волка…» (из рассказа В.Чаплиной «Вайгач», 1955).

В январе 1931 года из-за тяжелой болезни сына Вера Чаплина ушла из зоопарка. Возвращение произошло через полтора года, и ее отношения с новыми воспитанниками завязываются в августе 1932 года. Но уже 18 октября Чаплина, работая экскурсоводом, пишет о них в дневнике, как о старых друзьях: «…Зашла к гиенам. «Тюльки» [Тюлька и Ревекка] лезли, ласкались, жаль, что нельзя вывести. Была на вет. пункте. Зашла тихо-тихо, а то услышит и будет выть «Вайгач». Каскыры [волки Каскыр и Каскырка] увидели и заметались, прося ласок, надо погладить, услышав шум заскулил «Джекки». А Серый с Манькой и Панькой [другие волки] – запрыгали у окна, хотела подойти, но нельзя – Вайгач. Услышит, будет выть и проситься гулять…»
Его имя встретилось в газетной заметке начала 1937 года, но никаких подробностей о жизни Вайгача там не сообщалось. Вероятно, она не отличалась разнообразием.



(«Вечерняя Москва», 2 марта 1937 г.)

Но, вдруг, размеренная зоопарковская жизнь Вайгача резко переменилась, – можно сказать, что ему улыбнулось счастье. А Вера Чаплина не смогла пройти мимо этой удивительной истории и написала рассказ, из которого мы узнаем, что угрюмый и неласковый Вайгач стал «приемным отцом» для 9-ти щенков собаки Джаны и проявил удивительную привязанность к их матери.
Из черновых записей писательницы (ок. 1945 г.):



«Вайгач напоминал мне старого холостяка, к которому совсем неожиданно ворвалась молоденькая вдовушка с ее девятью детьми. Щенки окружили Вайгача, лизали его морду, тыкались своими мордашками в живот.
А этот полу-волк, полу-собака стоял такой растерянный среди них.
Его лапы были широко расставлены, а сам он словно окаменел, и казалось, что никакая сила не могла сдвинуть этого пса с места, так он боялся наступить на щенят.
Выручил его сторож. Вошел в клетку и бросил мясо. Легко перепрыгнув через щенят, Вайгач очутился у мяса. Жадно, как никогда, стал его хватать. Глотал мясо кусками, как будто боялся оставить.
Сторож попробовал у него отобрать для щенят хоть кости. Но Вайгач, вдруг, словно переродился. Он с такой яростью защищал оставшиеся куски, что сторож ничего не мог поделать. Read more...Collapse )
...Бонза – Бэби...

36. Бонза, гималайский медведь.
Из коллекции Московского зоопарка середины 1920-х. Юннатка Чаплина наблюдала и приручала его в 1924 – начале 1925 годах, а осенью 1925 г. писала о нем:



(Дарвиновский музей)

«Бонза (гималайский медведь) (окончание)
После того, как я кончила его наблюдать и сделала доклад, я уехала в деревню, где пробыла три месяца, и по приезде, проходя мимо Бонзы, поинтересовалась – узнает он меня или нет. Бонза лежал в углу с медведицей, спиной к клетке, когда же я его позвала, вздрогнул и, повернув голову, стал оглядываться. Тогда, подойдя ближе к решетке, позвала его еще раз. Он потянул воздух, сел на задние ноги и уставился на меня, но как только услышал мой зов, вскочил, подбежал к решетке и, обхватив ее лапами, стал испускать звуки похожие на стон и позволил себя ласкать, не делая попыток укусить. Когда же я стала уходить, он тоже пошел вдоль решетки, не переставая стонать, а после, пр.[приблизительно] через ½ ч., проходя мимо, увидела, что он лежит в том месте, где уже дальше идти нельзя, и смотрит в ту сторону, куда я ушла. Теперь же я к нему почти не хожу, но все же он меня не забывает, и когда, проходя, его зову, он встает и идет вдоль решетки вслед за мной и позволяет себя гладить. И вообще меня удивляет, что Бонза до такой степени привязчивый и столько времени меня помнит, хотя я, к сожалению, с ним не занимаюсь». Read more...Collapse )
...Бера – Большой...

26. Бера, шимпанзе.
Из коллекции Московского зоопарка второй половины 1930-х; поступила осенью 1937 г. из Лондона вместе с другой шимпанзе Беллой. Упомянута Чаплиной в рассказе «Белла» (1955) и в раннем наброске к нему 1938 года:




«Когда входишь в зоопарк, то увидишь с левой стороны пруда маленький домик. В этом домике, за огромными зеркальными окнами живут человекообразные обезьяны шимпанзе. Клетки этих обезьян больше напоминают своим убранством комнаты. Накрытая одеялом кровать, стол, скамейки. Для них отдельно от всех животных готовят пудинги, какао, кисели. У них всегда есть лимоны, апельсины, виноград и специально привезенные бананы, а едят эти обезьяны совсем как люди – ложками. Их две. […]
Она внимательно следит за тем, что делают люди, старается повторить их движения, а однажды, когда слишком близко оставили ключ, Белла достала его, отперла клетку и вышла. Да мало того, она выпустила еще свою товарку Беру. Беру поймали сразу, а Белла [залез]ла на дерево и никак не хо[тела]…» Read more...Collapse )

Profile

1930-е
vchaplina_arhiv
vchaplina_arhiv

Latest Month

March 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner